Первые впечатления волонтёра от нацпарка «Салаир»

Постоянный волонтёр Тигирекского заповедника Кирилл Антошкиным впервые побывал в национальном парке «Салаир» с научными сотрудниками Алёной Каменевой и Артёмом Сабаевым, помогая проводить снегомерную съёмку в междуречье рек Иониха и Уксунай. Он написал замечательный, позитивный рассказ о четырёх днях пребывания в нацпарке, приоткрыв закулисье научной работы.

«В конце марта добрался до «Салаира», первого и пока что единственного национального парка в Алтайском крае. Нацпарк — это такой заповедник-лайт. В том смысле, что, людей сюда пускают намного охотнее. Дорога начинается от села Тогул. Кстати, сначала парк хотели назвать так же. Зимой добраться от деревни до ближайшего кордона можно только на снегоходе.

Пока собирался в поездку, представлял, конечно, как помчу словно на лихом коне по снежной равнине, но жизнь, как водится, предложила более замысловатый вариант. Великолепное гоночное корыто, оно же нарты, оно же волокуша. Короче, к снегоходу цепляются два таких больших пластиковый корытца, в одном едешь сам, в другом – рюкзаки и лыжи. Надо сказать, куда более незабываемый опыт, чем покатушки на пассажирском сидении. И вообще, зачем сидеть, если можно лечь?

Сам «Салаир» это в основном невысокие холмы, покрытые смешанным лесом. Единственный мини-островок цивилизации – изба, в которой размещается один из кордонов.

Гор здесь нет, но места вполне дикие. Тот факт, что вокруг бродит много зверья, может быть, не так очевиден летом, но зимой – совсем другое дело. Повсюду на снегу сотни свежих следов зайцев, лосей, маралов. Особенно много следов рысей — впервые их вообще видел. Говорят, что рысей в Салаире очень много, но они, конечно, скрытные товарищи, днём держатся подальше от открытых мест, так что обошлось без личных встреч.

Троп зимой здесь почти нет, а наст хоть и толстый, но под ярким солнцем начинает подтаивать, так что можно легко провалиться в снег по колено или по пояс — как повезёт. Так что передвигаться получается разве что на широких лесных лыжах, и вот на них можно забраться в самые дебри. А нам туда и было надо. Ребята из научного отдела отправились проверять фотоловушки, которые, конечно, были установлены не в самых доступных местах.

Фотоловушка, это, по сути, камера с датчиком движения, которая может снимать в темноте. Включил, привязал к дереву, вернулся через месяц-другой посмотреть на фотки. В результате выяснилось, что две из трёх фотоловушек сняли целое ничего. Так тоже бывает. Зато третья нащёлкала кучу лосей и зайцев. Причём любопытные лоси, судя по всему, заметили неопознанный объект и пытались как-то с ним взаимодействовать, так что вышла целая фотосессия.

Ещё одна задача — измерение толщины и плотности снежного покрова. Для этого нужно сначала воткнуть в снег линейку, а потом с помощью специального тубуса взять пробу и взвесить её. Данные внести в журнал. И так много раз. Очень много.

За хождениями туда-сюда на лыжах, блужданием в кустах, учётом снега, просмотром закатов, солнечными ваннами на крыльце, походами за водой к проруби четыре дня как-то очень быстро закончились. И пришло время снова прокатиться в чудо-корытце, только теперь уже в обратном направлении. Теперь, конечно, хочется посмотреть, как здесь всё летом устроено».

Фото: К. Антошкин

Пресс-центр Тигирекского заповедника
и национального парка «Салаир»
по материалу Кирилла Антошкина

Scroll to top